Упельсинкина страница
Классики религиоведения

 

У. Джемс

Многообразие религиозного опыта
(фрагмент)

Определение предмета исследования.

Большинство книг по философии религии пытаются начинать с точного определения того, в чем заключается сущность религии. Некоторые из этих претенциозных определений, возможно, появятся в последующих частях курса, но я не буду настолько педантичным, чтобы перечислять их сейчас. Между тем, тот факт, что они столь многочисленны и так отличаются друг от друга, достаточен для доказательства того, что слово “религия” не может означать какой-то простой принцип или сущность, а скорее является собирательным понятием. Теоретизирующий разум всегда стремится к сверхупрощению материала. В этом корень всякой абсолютизации и одностороннего догматизма, наводнивших собой и философию и религию. Давайте не будем сразу занимать одностороннюю позицию во взглядах на наш предмет, а вначале свободно допустим то, что мы способны найти не одну сущность, а много характерных особенностей, которые в разное время могут быть одинаково важны для религии. Например, если бы мы исследовали сущность “правительства”, то один человек мог бы сказать, что это – власть; второй, что это – подчинение; третий, что это – полиция; четвертый, что это – армия; пятый, что это – законодательный орган; шестой, что это – система законов; и это было бы правдой, поскольку ни одно конкретное правительство не может существовать без всех этих вещей, некоторые из которых более важны в одни моменты, а некоторые – в другие. Человек, который знает о правительствах больше всех, менее всего беспокоится об определении, раскрывающем его сущность. Напротив, наслаждаясь близким знакомством со всеми этими особенностями, он, естественно, будет рассматривать абстрактное понятие, объединяющее их как нечто, в большей степени вводящее в заблуждение, чем проливающее свет. Почему же религия не может быть столь же сложным понятием?

Рассмотрим также “религиозное чувство”, на которое, как мы видим, ссылаются во многих книгах, представляя его отдельным видом ментальной сущности.

Среди психологов и философов религии мы находим авторов, стремящихся установить, что именно составляет сущность религиозного чувства. Одни связывают его с чувством зависимости, другие рассматривают как производное от страха; некоторые связывают это чувство с сексуальной жизнью, иные все еще отождествляют его с чувством бесконечного и так далее. Такие различные способы понимания должны пробудить сомнение – может ли оно существовать как отдельное особое чувство; и в тот момент, когда мы готовы определить термин “религиозное чувство” как собирательное понятие для многих чувств, поочередно вызываемых религиозными объектами, мы видим, что, вероятнее всего, оно не содержит в себе какой-то присущей только ему психологической природы. Это религиозный страх, религиозная любовь, религиозное благоговение, религиозная радость и так далее. Но религиозная любовь – это только естественное человеческое чувство любви, направленное на религиозный объект; религиозный страх – лишь обыкновенный страх общения, так сказать, обычное содрогание человеческой души, пробуждаемое представлениями о божественном возмездии; религиозное благоговение подобное органическому трепету, испытываемому нами в ночном лесу или в горном ущелье, только на этот раз он охватывает нас при мысли о наших отношениях со сверхъестественным; и так же в отношении всех разнообразных чувств, которые могут сыграть свою роль в жизни религиозных личностей. Как конкретные состояния сознания, порожденные чувствами плюс специфическим объектом, религиозные эмоции, конечно, являются психическими сущностями, отличными от других конкретных эмоций; но нет основания считать, что абстрактная “религиозная эмоция” существует как особый элементарный аффект, присутствующий в каждом, без исключения, религиозном опыте.

Поскольку в таком случае оказывается, что нет ни одной элементарной религиозной эмоции, а есть лишь совокупность общих эмоций, которые могут быть направлены на религиозные объекты, то может быть также доказано, что нет ни одного специфического и существенного вида религиозного объекта и нет ни одного специфического и существенного вида религиозного действия.

Мистика. Религия. Наука. Классики мирового религиоведения. Антология. /Пер. с англ., нем., фр. Сост. и общ. ред. А.Н. Красникова. - М.: Канон+, 1998. - (История философии в памятниках). С. 148-151.

 

© "Упельсинкина страница" - www.upelsinka.com
Пользовательского поиска

Наши проекты:

Скандинавские древности

Современное религиоведение

Реклама:

Книги по теме:

Букинист

Другие издания:

OZON.ru

Реклама: