Упельсинкина страница
Классики религиоведения
Г. В. Ф. Гегель

Энциклопедия философских наук в кратком очерке
(фрагмент)

Философия духа

Часть третья

Абсолютный дух

§ 453

Понятие духа имеет свою реальность в духе. В том, что реальность полностью тождественна с понятием как знанием абсолютной идеи, заключается необходимая сторона: в себе свободная интеллигенция освобождается для своего понятия, чтобы быть достойной его формой. Субъективный и объективный дух может поэтому рассматриваться как путь, на котором развивается эта сторона реальности или существования (§ 304). И, наоборот, этот путь имеет также и то значение, что субъективный дух рассматривается как нечто первое, которое в своей непосредственности лишено понятия, которое постигает и формирует свою сущность и посредством этого сообщает себе свободное тождество с последней, свою абсолютную реальность.

§ 454

Поскольку субъективная единичность в ее свободном проявлении вовне, а именно в отрицании отдельной непосредственной жизни, опосредствующем существование нравственной субстанции, рассматривает эту высшую интенсивность бытия и тем самым все наличное бытие мира как нечто ничтожное, что должно быть принесено в жертву, постольку нравственная субстанция приобретает значение абсолютной силы и души, сущности природы, равно как и духа.

§ 455

Расчленение этой всеобщей и чистой субстанции духа есть поэтому суждение внутри себя и переход в некоторое знание, для которого эта субстанция выступает как таковая.

§ 456

Непосредственной формой этого знания является форма созерцания и представления абсолютного духа как идеала.

§ 457

Значением идеала является субстанциальность как тождественная и конкретная сущность природы и духа, и эту конкретную сущность называют богом. Доказательством того, что это значение есть абсолютная истина, является опосредствование, через которое природа преодолевается в духе, а дух благодаря деятельности снимает свою субъективность в абсолютном духе и тем самым познает абсолютный дух как свое последнее основание, а также как свое абсолютно первое, ибо это опосредствование есть в самом себе также снятие опосредствования, противоположности.

§ 458

Так как это знание прежде всего само является непосредственным и поскольку оно держится этой определенности непосредственности, то и определенный образ бога выступает для этого знания прежде всего как абстрактный образ некоего непосредственного бытия, стихийного или более конкретного природного бытия, или, напротив, чистого мышления.

§ 459

Но истина этого непосредственного образа или этой бесформенной отрицательности, посюсторонности и потусторонности, есть рожденный из духа конкретный образ, в котором естественная непосредственность выступает лишь как знак мысли, освобожденной от случайности и благодаря этому преображенной так, что образ не обнаруживает в себе больше ничего другого,— это образ красоты.

§ 460

Поскольку красота вообще есть наполненность созерцания или образа мыслью, есть наглядная мысль, то она является чем-то формальным, и содержание мысли, так же как и материал, используемый мыслью для своего воплощения, может быть самым различным.

§ 461

Но поскольку форма содержит в себе свое истинное содержание, а именно эту наполненность мыслью как таковую, духовную субстанцию в ее абсолютном значении (§ 457), то вследствие той непосредственности, в которой это знание есть созерцание или образное представление, образ представляет собой нечто конечное — отчасти потому, что бытие есть непосредственный и поэтому внешний материал, отчасти же потому, что содержанием является лишь особенный народный дух.

§ 462

То, что это существование является продуктом субъекта, постигающего идею и приводящего ее к внешнему изображению,— это не принадлежит к его конечности. Ибо субъект есть лишь чисто формальный момент деятельности, а произведение искусства лишь в том случае является выражением бога, если в нем нет никакого признака субъективной особенности, а внутренний дух народа воспринят и выражен без примеси субъективности, незапятнанный ее случайностью. Опосредствование, пройдя через боль и деятельность субъекта и став образом, непосредственно преодолено; произведение представляет субстанцию субъекта, и боль, сопровождающая рождение произведения,—это именно абсолютное отрешение вовне и отрицательность субъективного своеобразия.

§ 463

Но поскольку теперь непосредственно имеется образ бога, то другие в своем отношении к нему, побуждаемые их в-себе-сущей сущностью, отказываются в культе от своей субъективности благодаря молитве, погружению в мысли. Они символически жертвуют своей особенной действительностью и с воодушевлением и радостью осознают свое тождество с субстанцией, которая благодаря этому теряет свою внешнюю форму, а своей субъективности, выступающей в субстанциальности лишь как внутренняя, сообщает — в качестве всеобщего знания — наличное бытие.

§ 464

Однако в мировой истории абсолютный дух преодолевает эту конечность своей знающей действительности, ограниченное наличное бытие своей идеи, которая в себе и для себя переходит, подобно форме созерцания, во всеобщность непосредственного знания и наличного бытия, в опосредствующее себя знание, в наличное бытие, которое само есть знание, в откровение.

§ 465

На этой ступени снятой непосредственности своего образа и своего знания, то есть на ступени рефлексии, абсолютный дух есть, с одной стороны, в себе и для себя сущий всеобщий дух природы и духа, но, с другой стороны, он существует для представления. Субъективность знания, будучи рефлексией, предоставляет самостоятельность моментам его жизни, целостностью которых он, по существу, является, и делает их по отношению друг к другу предпосылками и последовательным рядом явлений, связь которых устанавливается сообразно конечным определениям рефлексии.

§ 466

Рефлексия разрывает форму и содержание, различенные моменты понятия (выступают в ней как особенные сферы или элементы, каждый из (которых представляет абсолютное содержание.

§ 467

1) В моменте всеобщности, в сфере чистой мысли или абстрактном элементе сущности это, следовательно, абсолютный дух, выступающий вначале как предпосылка, как субстанциальная сила в рефлексивном определении каузальности, — как творец неба и земли. Но в этой вечной сфере он рождает себя самого лишь как своего Сына; однако рожденность и положенность Сына тоже полностью снята и есть вечное бытие понятия, так же как вечно снимается и его отличие от всеобщей сущности. Благодаря этому опосредованию снимающего себя опосредования первая субстанция выступает лишь как конкретная единичность дух.

§ 468

2) Но в моменте особенности как суждении (Urtheil), на которое вообще решается единичность, или опять-таки в моменте рефлексии, эта конкретная вечная сущность есть предпосылка, и ее движение — это действительное творение, или распадение вечного момента опосредования, единого Сына, на самостоятельные противоположноста, а именно, с одной стороны, небо и землю, элементарную и конкретную природу, а с другой — дух, как соотнесенный с природой, то есть конечный дух. Последний, обособляясь в качестве полюса в себе сущей отрицательности, превращается в зло; непосредственно же такой полюс существует благодаря своей соотнесенности с противостоящей природой и положенной тем самым своей собственной природности.

§ 469

3) В моменте единичности как таковой, а именно субъективности и понятия как противоположности всеобщего и особенного, вернувшейся в свою тождественную основу, а) представляется осуществившейся предпосылка как всеобщая субстанция, перешедшая из своей абстракции в единичное самосознание; и поскольку последнее предстает как непосредственно тождественное с сущностью, зло снимается тем самым в себя и для себя. Затем же эта непосредственная конкретность умирает в абсолютной боли отрицательности, и, будучи в этой отрицательности тождественна с собою, становится тем самым для себя как абсолютное возвращение из отрицательности и всеобщее единство всеобщей и единичной сущности — идея вечного, но живого и действительного духа.

§ 470

Р) Эта целостность, так как она осуществляется еще в сфере рефлексии, является сущей в себе, или предпосылкой, и ей противостоит разрыв и конечная непосредственность единичной субъективности, для которой эта первая предпосылка и ее движение есть сначала нечто другое, созерцаемое. Однако это — созерцание в себе сущей истины этого единичного субъекта, благодаря чему он в силу своей непосредственной природы определяется для себя как нечто ничтожное и злое. Поэтому, сообразно своей истине, он есть движение к освобождению от своей непосредственной природной определенности и от своей воли, движение к объединению со своей сущностью в боли отрицательности, во всеобщей абстракции, к познанию себя тождественного с нею, так что она y) благодаря этому опосредованию оказывается внутренне присущей самосознанию и выступает как действительно всеобщий дух.

§ 471

Откровение абсолютного, раскрывающее его жизнь в 'Круговороте конкретных образов представления, собирает их из их разрозненности и самостоятельности, временной и внешней последовательности, объединяя в этом последнем результате как истинном и действительном. В этой форме истины истина является предметом философии.

§ 472

Философия является единством искусства и религии постольку, поскольку простое созерцание и субстанциальное созидание первого посредством распадения и опосредствования второй поднимаются до осознавшего себя мышления. В этом элементе осознавшая себя идея очищается как от своей первоначальной непосредственности, так и от видимости чего-то происходящего, случайного, внеположного и существующего во времени, что составляет ее содержание в религии. Это знание есть тем самым понятие искусства и религии, в котором то, что было различно в прежнем содержании, познается как необходимое, а это необходимое и непосредственное познается как свободное.

§ 473

Здесь уже осуществлено познание необходимости содержания абсолютного представления, так же как и необходимости обеих форм, непосредственного созерцания и его поэзии, с одной стороны, а с другой — предполагающего представления, объективного и внешнего откровения, а также субъективного движения к нему и внутреннего отождествления с ним веры, осуществлено признание содержания и формы и освобождение от этих форм, поскольку философия в конечном итоге постигает свое собственное понятие, то есть принимает во внимание только свое знание.

§ 474

Это ее понятие есть мыслящая себя идея, знающая себя истина (§ 183) или логическое, понятое как всеобщность, удостоверенная в конкретном содержании. Наука таким образом вернулась к своему началу, и логическое — ее результат; предпосылка ее понятия или непосредственность ее начала, а также сторона явления, которая в ней была, преодолена.

G. W. F. Hegel, Samtliche Werke, hrsg. von H. Glockner, Bd VI, 1927, S. 301—309. Перевод П. П. Гайденко
Г.В.Ф. Гегель. Эстетика. М., Искусство, 1973, С. 165-170.

 

© "Упельсинкина страница" - www.upelsinka.com
Пользовательского поиска

Наши проекты:

Скандинавские древности

Современное религиоведение

Реклама:

Книги по теме:

Букинист

Другие издания:

OZON.ru

Реклама: