Упельсинкина страница
Тексты
Индуизм

Махабхарата

Восьмая книга (О Карне) является одной из самых представительных среди батальных книги древнеиндийского эпоса "Махабхарата". Помимо описания событий великой битвы в тексте содержатся отдельные  сюжеты мифологического и сказочного характера, а также этнографический и исторический материал.

Книга о Карне

Глава 1

Вайшампанна сказал:

И вот, когда сражен был Дрона, о царь (1), владыки людей, возглавляемые Дурьодханой, явились, весьма удрученные, к сыну Дроны (Ашваттхаману). Мучимые скорбью, обессиленные отчаянием, оплакивая Дрону (2), уселись они вокруг сына Шарадвати. Поутешав его какое-то время всевозможными доводами, почерпнутыми из шастр (3), владыки земли с наступлением ночи разошлись по своим походным шатрам.

Но в отличие от других Сын суты (4), царь Суйодхана, Духшасана и Шакуни не могли забыться сном. Им, властителям земли, и в шатрах своих не было покоя, о кауравья (5); мысли о грядущей мучительной гибели не давали сомкнуть глаз. Среди ночи, движимые своей неуемной, лютой ненавистью к славимым Пандавам, сошлись они все в жилище Дурьодханы. Вспоминая о том, как некогда сами втащили в Зал Собрания жестоко страдающую из-за (исхода) игры Кришну, ныне весьма удрученные, терзались они раскаянием. Из-за мыслей о жгучей ярости, вызванной (исходом) игры у Партхов, мучительно долго, как сотня лет, тянулась для них эта ночь, о царь!

Когда же взошла ясная заря, встали они, движимые роком, и каждый, действуя в соответствии с обычаем, совершил необходимые обряды. По исполнении обязательных обрядов они несколько ободрились и, построив войска в боевой порядок, выступили на битву, о бхарата! Карну, совершив над ним торжественный обряд благословения, поставили они главнокомандующим; подношением сосудов с простоквашей, топленого масла, ячменя, денег, коров, золота, одежд и других несметных богатств побудили они достойнейших дваждырожденных возглашать (должностные мантры): суты, магадхи и вандины благословляли их победными песнями.

Тут и Пандавы, совершив ежедневные обряды, выступили из лагеря своего, полные решимости к битве. И грянула тут шумная, в трепет повергающая битва между кауравами и Пандавами, ищущими друг другу смерти. Это сражение между армиями куру и Пандавов, в коем (кауравами) предводительствовал Карна, являло собой удивительное зрелище и длилось два дня. Наконец, Вриша, учинивший недругам своим в той схватке великое побоище, на глазах у всех сынов Дхритараштры сражен был Пхальгуной. Затем Санджая, явившись в Город, носящий имя слона (6), поведал Дхитараштре обо всем, что приключилось в Куруджангале.

Джанамеджан сказал:

Великое горе испытал, верно, старый царь, сын Амбики, узнав, что Апагея и Дрона убиты в битве врагами! (Скажи), о достойнейший брахман, как только он, огорченный, с жизнью своей не расстался, услышав, что пал Карна, неустанно радевший о благе Дурьодханы? Как только царь-кауравья с жизнью своей не расстался, когда погиб тот, в ком он видел единственную надежду своих сыновей, на победу? Нелегко людям, полагаю, расставаться с жизнью, будучи даже в самом тяжком горе, если уж не сделал этого царь, прослышав о смерти Карны! Коли он, о дваждырожденный (7), при вести о гибели  престарелого сына Шантану, Бахлики, Дроны, Сомадатты, Бхуришраваса и других друзей своих, сыновей и внуков не решился расстаться с жизнью, то, значит, - нелегкое это дело, о брахман! Поведай же обо мне всем этом более пространно, обладатель сокровища тапаса! Не могу я насытиться, слушая великую повесть о деяниях предков!

Вайшампаяна сказал:

После того как пал Карна, о великий царь, опечаленный сын Гавальганы коней своих, соперничавших с ветром быстротой, погнал в ночи к Городу слона. Прибыв в Хастинапуру, крайне удрученный, явился он в жилище Дхитараштры, не полнившееся уже, как прежде, родными и близкими царя. Увидев там царя, обессиленного отчаянием, н сложил почтительно руки, припал главою к стопам владыки людей и вознес ему хвалу. Воздав, как велит обычай, должные почести владыке земли Дхитараштре, он воскликнул: "Горе! Горе!", а затем произнес следующее:

"О владыка земли, мое имя - Санджая. Позволь осведомиться о твоем благополучии! Надеюсь, тяжкое бедствие, которое ты сам на себя навлек, не ввергло во мрак твой разум? Надеюсь, не слишком мучит тебя воспоминание о том, как ты отверг благие советы, поданные тебе Видурой, Дроной, Гангеей и Кешавой? Надеюсь, не слишком мучит тебя воспоминание о том, как ты отверг благой совет, поданный тебе посреди Собрания Рамой, Нарадой и Канвой? Надеюсь, не слишком мучит тебя мысль о том, что друзья во главе с Бхишмой и Дроной, всецело преданные заботам о твоем благе, сражены на поле битвы врагами?"

На эти слова сына суты, стоявшего пред ним со сложенными ладонями, убитый горем царь, печально вздохнув, отвечал: "Тяжко скорбит мое сердце, о Санджая, о том, что погибли Гангея, искусно владевший всем небесным оружием, и несравненный лучник Дрона! Тяжко скорбит мое сердце о том, что Шикухандином, сыном Яджнясены, сражен при пособничестве Пандавов тот рожденный от Васу носитель духовного пыла, который что ни день сокрушал по десять тысяч колесниц! И тот великий духом муж, кому даровал Бхаргава непревзойденное оружие, кто уже в детстве был самим Рамой посвящен в таинства стрельбы из лука; тот, по чьей милости могучие царевичи Каунтеи, а также другие владыки земли обрели достоинство великоколесничных бойцов, - всегда верный слову Дрона, великий лучник, тоже сражен в битве Дхиштадьюмной, при вести об этом тяжко скорбит мое сердце!

Узнав о гибели Дроны, коему во всех трех мирах не было равного во владении оружием, чем ответили на это сторонники мои? Когда великий духом Пандава - Завоеватель богатств, явивши доблесть, отправил войско Связанных клятвой в обиталище Ямы, когда сокрушенно было оружие Нараяны, принадлежавшее мудрому сыну Дроны, и лишь часть войск уцелела от истребления - чем ответили на это сторонники мои? Сдается мне, когда убит был Дрона, пустились они в бегство, окунулись в море скорби и в нем барахтались, как жертвы кораблекрушения на волнах океана! Карна, Дурьодхана, царь бходжей Критаварман, царь мадров Шалья, Крипа, сын Дроны (Ашваттхаман), все уцелевшие сыновья мои и прочие - хотел бы я увидеть свет их лиц, когда войска пустились врассыпную, о Санджая! Поведай же мне обо всем, что случилось в той битве между сынами Панду и моими, следуя истине и ничего не опуская, о сын Гавальганы!"

Санджая сказал:

Но только ты, почтенный, когда услышишь, что содеяли сыны Панду над кауравами, не предавайся отчаянию! Не должно сердцу скорбеть, когда свершается веление судьбы! Поскольку (от одной судьбы зависит), достигают люди своей цели или нет, мудрый человек никогда не терзается, если обретет что-либо или потерпит неудачу.

Дхритараштра сказал:

Не было еще такого, чтобы какая-либо весть привела меня в смятение, о Санджая! Все это, думаю я, уже давно было предрешено судьбой. Рассказывай смело!

Такова в "Книге о Карне" великой "Махабхараты" первая глава.

Глава 2

Санджая сказал:

Когда пал великий лучник Дрона, сыновья твои, вели колесничные бойцы, ощутили сухость во рту, опечалились, перестали осознавать окружающее. Мучимые горем, они, о владыка народа, сжимая в руках оружие, потупили взоры, не глядели друг на друга, не могли вымолвить ни слова. Глядя на них, всем обликом являвших смятение, воины твоей рати, о бхарата, потрясенные горем, то и дело возводили очи к небесам. Когда они увидели Дрону сраженным, то все оружие, обагренное кровью, попадало у них из рук, о царь царей! И, падая, эти гибельные орудия подобны были созвездиям, падающим с неба, о великий царь-бхарата Царь Дурьодхана, видя воинов своих в таковых муках, стоящих неподвижно и как бы не осознающих окружающего, обратился к ним, о великий царь, с такими словами:

"Уповая на мощь ваших рук, бросил я вызов сыновьям Панду и вступил в сражение. Теперь, когда погиб Дрона, печальным для нас видится его исход. Воинам, бьющимся в ратном поле, отовсюду грозит гибель. Будем же биться, грудью встречая врагов со всех сторон! Глядите, как носится Карна Вайкартана со своим волшебным оружием! Их страха перед ним сын Кунти - Завоеватель богатств всякий раз обращается вспять на поле брани, как жалкий олененок перед гневным львом! Не он ли, применяя только обычные для смертных боевые средства, довел могучего Бхимасен, равного по силе десяти тысячам слонов, до столь великой беды! Не он ли, издавши грозный клич, поразил в битве своим неотвратимым копьем отважного Гхатоткачу, знатока волшебного оружия, мастера колдовских чар! Убедитесь же ныне, что беспредельна мощь рук, являемая на поле брани этим мудрым, верным данному слову (воителем), обладателем непревзойденного мужества! Смотрите, как обрушатся на войско Пандавов и панчалов великие духом сын Дроны и Радхея! Все вы мудры, отважны, отпрыски славных родов, безупречны в поступках, искусны в приемах боя - свидетельствуйте же ныне (славные деяния) друг друга!"

При этих словах его, о великий царь, могучий Карна Вайкартана издал громогласно львиный клич и бросился в битву. На виду у всех сринджаев, панчалов, кекаев и видехов учинил он им великое побоище. С тетивы его лука сотнями срывались, подобно пчелиным роям, потоки стрел, причем острие каждой из них касалось оперения предыдущей. Немалый урон нанес он панчалам и отважным Пандавам, погубил тысячи воинов, пока Арджуна не сразил его.

Такова в "Книге о Карне" великой "Махабхараты" вторая глава.

Глава 3

Вайшампаяна сказал:

Услышав это, о великий царь, Дхритараштра, сын Амбики, достиг пределов отчаяния. В смятении представил он себе уже мертвым Суйодхану и рухнул на землю, словно теряющий сознание слон. Когда тот достойнейший царь, объятый смятением, пал наземь, раздался громкий горестный вопль жен его, о лучший из бхаратов! Тот звук повсеместно заполнил собой всю землю; жены (царя-бхараты погрузились в грозную пучину скорби! Гандхари и друге женщины гарема, подойдя к царю, о бык-бхарата, не владея собой пали на землю. Тут принялся Санджая, о царь, ободрять тех слабых, не владеющих собой (женщин), в обилии источавших очами рожденную влагу. Но, несмотря на его утешения, те жены то и дело вновь начинали дрожать, словно банановые деревца во власти сотрясающего их ветра. Видуре же пришлось кропить водою владык, коему мудрость служила единственным оком, царя-каураву, и утешать его.

Мало-помалу пришел царь в себя, но, глядя на своих жен, безмолвствовал, словно лишенный разума, о владыка народа! Долго пребывал он в раздумье, то и дело вздыхая, а затем принялся порицать сыновей своих, воздавая должное Пандавам. Порицал он решение, принятое им самим, а также Шакуни, сыном Субаллы, и надолго погружался в размышления, поминутно сотрясаем дрожью. Но обретя снова власть над своим сознанием, набравшись стойкости, скоро начал царь опять расспрашивать суту Санджаю, сына Гавальганы: "Я выслушал все, что поведал ты мне, о Санджая! Что же Дурьодхана, о сута - не ушел ли он уже в обиталище Ямы? Изложи мне вновь эту повесть по всей правде, о Санджая!"

На эти слова, о Джанамеджая, отвечал царю сута: "О царь, сражен Вайкартана вместе с сыновьями его, великоколесничными бойцами, вместе с братьями - великими лучниками, с сынами сут, всегда готовыми в бою расстаться с жизнью! А Духшасана также был сражен славным Пандавой; движимый гневом, Бхимасена напился крови его на поле битвы!"

Такова в "Книге о Карне" великой "Махабхараты" третья глава.

Примечания:

Карна - сын Кунтирожденный ею от бога Сурьи (Сонца) до брака с Панду и усыновленный сутой Адхиратхой, старший сын Бдхиштхиры, Бхимасены и Арджуны. Обида Карны на Пандавов приводит его во враждебный лагерь, после смерти Дроны Карна становится полководцем кауравов.
1. О царь - Вайшампаяна обращается к царю Джанамеджае.
2. Дрона - брахман-воитель, сын Бхарадваджи, военный наставник кауравов и Пандавов. В битве за Курукшетре после смерти Бхишмы избирается военачальником армии кауравов; погиб от руки сторонника Пандавов Дхриштадьюмны.
3. Шастры - здесь религиозно-дидактические тексты вообще.
4. Сын суты - здесь и в остальных случаях (за исключением особо оговариемых, когда речь идет о Санджае) относится к Карне, земным отцом которого считается сута Адхиратха.
5. Кауравы - то же: кауравьи, "потомки Куру", имя по предку членов царского рода племени куру, или бхаратов. В Махабхарате преимущественно обозначает сыновей Дхритараштры и их сторонников, дабы отличить их от Пандавов, которые, по существу, тоже "потомки Куру".
6. Город, носящий имя слона - иносказательное обозначение Хастинапуры, столицы куру (бхаратов), основанное на созвучности слова "хастин" - "слон" и имени царя - основателя города.
7. Дваждырожденные - здесь брахманы, "вторым рождением" которых считался обряд посвящения (упанаяна).


Махабхарата. Книга восьмая. О Карне (Карна-парва). Пер. с санскрита, предисловие и комментарий Я.В. Василькова и С.Л. Невелевой. - М.: Наука. Главная редакция восточной литературы. 1990. С. 14-18.

© "Упельсинкина страница" - www.upelsinka.com
Пользовательского поиска

Наши проекты:

Скандинавские древности

Современное религиоведение

Наши партнеры:

Реклама:

Книги по теме:

Букинист

Другие издания:

OZON.ru

Реклама: