Упельсинкина страница
Религии

Гностицизм

Основные гностические догматы

Теология

Основной чертой гностической мысли является радикальный дуализм, который управляет отношениями Бога и мира и, соответственно, человека и мира. Божество является абсолютно надмирным, его природа чужда этой вселенной, которая не создана и не управляема им и которой оно полностью противопоставлено: божественное царство света, самодостаточное и отдаленное, - это космос, противопоставленный царству тьмы. Мир представляет собой творение низших сил, которые, хотя и могут опосредованно происходить от Него, в действительности не знают истинного Бога и препятствуют познанию Его в космосе, которым они управляют. Происхождение этих низших сил, архонтов (правителей), и в общем весы порядок бытия вне Бога, включая мир как таковой, - основная тема гностической спекуляции, примеры которой мы приведем позже. Трансцендентный Бог сокрыт во всех этих созданиях и непознаваем в естественных представлениях. Познание Его требует сверхъестественного откровения и воображения, и даже после этого его может быть тяжело выразить иначе, как в отрицательных терминах.


Космология

Вселенная, владение архонтов, подобна безбрежной тюрьме, чьей сокровенной темницей является земля, сценическое пространство человеческой жизни. Вокруг и над ней космические сферы располагаются, подобно концентрическим изолированным оболочкам. Наиболее часто выделяют семь сфер планет, окружающих восьмую неподвижную звезду. Существовала, однако, тенденция увеличивать структуры и делать схему все более и более пространной: Василид насчитал не менее 365 "небес". Религиозная значимость этой космической архитектуры лежит в представлении о том, что все, находящееся между этим миром я его пределами, предназначено для отделения человека от: Бога не только пространственным расстоянием, но и действующими демоническими силами. Следовательно, безбрежность и множественность космических систем выражают ту степень, в которой человек отдален от Бога.

Эти сферы являются владениями архонтов, особенно "семи", то есть планетарных богов, заимствованных из вавилонского пантеона. Примечательно, что их часто называют именами Бога из Ветхого завета (Иао, Саваоф, Адонай, Элохим, Эль-Шаддай), которые из синонимов для обозначения одного высшего Бога благодаря этой перестановке превращаются в имена собственные низших демонических существ - пример уничижительной переоценки, которой гностицизм подверг древние традиции в общем и иудаистскую традицию в частности. Архонты управляют миром как сообща, так и каждый индивидуально в своей сфере, являясь надзирателями космической тюрьмы. Их тираническое правление миром называется гемармен, вселенским Роком (понятие, взятое из астрологии, но теперь слегка окрашенное гностическим анти-космическим духом). В своем физическом аспекте это управление является законами природы; в психическом аспекте, который включает учреждение и применение Закона Моисеева, оно служит орудием порабощения человека.

Как опекун своей сферы каждый архонт преграждает проход душам, что ищут восхождения после смерти, для того, чтобы предотвратить их уход из мира и возвращение к Богу. Архонты также являются создателями мира, за исключением тех моментов, где эта роль предназначена для их главы, который впоследствии получил имя демиурга (творца мира в платоновском Тимее) и часто изображался с искаженными чертами ветхозаветного Бога.


Антропология

Человек, главный объект этих безграничных приготовлений, состоит из плоти, души и духа. Но ослабляя первичные принципы, его первоисточник является двойным: мирским и надмирным. Не только тело, но и "душа" представляют собой продукт космических сил, сформировавших тело по образу божественного Первого (или архетипического) Человека и ожививших его своими психическими силами; инстинктами и страстями естественного человека, происходящими из одной из космических сфер и сочетающихся с ними, что вместе составляет астральную душу человека, его "психе".

Тело и душа человека представляются частью мира и подчинены гемармену от начала до конца. Заключенное в душе является духом, или "пневмой" (которая называется также "искрой"), частью божественной материи, попавшей в мир из-за его пределов; и архонты создали человека с целью удержания ее там как пленницы. Следовательно, как в макрокосме человек ограничен семью сферами, так в человеческом микрокосме пневма снова ограничена семью проистекающими из них облачениями души. В своем бездейственном неискупленном положении пневма, таким образом, поглощена душой, и плоть не осознает себя, оцепеневшая, спящая или отравленная ядом мира: короче говоря, она "невежественна". И ее пробуждение и освобождение достигается через "познание".


Эсхатология

Радикальная природа дуализма предопределяет учение о спасении. Сколь чуждый, столь и трансцендентный Бог является для "этого мира" пневматическим. Цель гностических устремлений - освобождение "внутреннего человека" из оков мира и его возвращение к изначальному царству света. Необходимым условием этого является познание им надмирности Бога и самого себя, то есть своего божественного происхождения, так же, как и существующей ситуации, и, соответственно, природы мира, обусловливающей возникновение данной ситуации. Как гласит известное утверждение валентиниан:

Освобождение — познание того, кем мы были, кем мы стали; где мы были, куда мы заброшены; куда мы стремимся, что искупаем; что есть рождение и что - возрождение. (Ехс. Theod. 78. 2)

Это познание, тем не менее, задерживалось из-за настоящей ситуации, так как невежество является сутью мирового существования просто как принцип прихода мира к существованию. В частности, трансцендентный Бог неизвестен в мире и не может быть открыт из него; следовательно, откровение необходимо. Его необходимость заложена в природе космической ситуации, и его проявление вносит в нее решительные изменения, принимая во внимание то, что "неведение" уже является частью спасения. Носитель откровения является вестником из мира света, который проходит сквозь барьеры между сферами, перехитрив архонтов, пробуждает дух от земного сна и передает ему "извне" спасительное знание. Миссия этого трансцендентного спасителя начинается еще до сотворения мира (после падения божественного элемента, предшествовавшего творению) и двигается параллельно его истории. Познание таким образом подвержено откровению, и даже если называется просто "познание Бога", оно охватывает всю суть гностического мифа со всем, чему он учит о Боге, человеке и мире; то есть познание содержит элементы теоретической системы. С практической стороны оно, скорее, является "познанием пути", а именно пути души за пределы мира, охватывающего сакраментальные и магические приготовления к ее будущему восхождению, таинственные имена и формулы, способствующие проходу через каждую сферу. Наделенная гносисом, душа после смерти идет вверх, оставляя позади сферы физического "облачения", присущие ей. Таким образом дух, освобожденный от чуждых влияний, достигает Бога за пределами мира я воссоединяется с божественной субстанцией. В масштабе всеобщей божественной драмы этот процесс является частью восстановления собственной божественной целостности, которая в прекосмические времена была ослаблена потерей некоей доли божественной субстанции. И через эту потерю божество было вовлечено в судьбу мира и нынe пытается восполнить ее посредством вмешательства в космическую историю. По завершении этого процесса собирания (в соответствии с некоторыми системами), космос, лишенный своих элементов света, придет к концу.


Нравственность

В этой жизни пневматики - обладатели гносиса, как они себя называли, отделяются от основной массы человечества. Непосредственное вдохновение не только делает личность повелителем в сфере познания (отсюда безграничное разнообразие гностических учений), но также обуславливает сферу действий. В общем, пневматическая нравственность определяется враждебностью по отношению к миру и презрением ко всем мирским связям. Из этого принципа, однако, можно вывести два противоположных заключения, и оба найдут свои крайние выражения: аскетическое и безнравственное. Первое выводит из обладания гносисом обязательство избегать дальнейшего осквернения миром и, следовательно, ослабить контакты с ним до минимума; последнее извлекает из такого же обладания право на абсолютную свободу. Позже мы обратимся к сложной теории гностической безнравственности. В этом предварительном обзоре должно быть достаточно и нескольких замечаний. Закон "Ты должен" и "Ты не должен", провозглашенный Создателем, является еще одной формой "космической" тирании. Савкнин, накладываемые на грех, действуют только на тело и душу. Так как пневматик свободен от гемармена, он свободен и от ига нравственного закона. Для него все дозволено, так как пневма "спасена в его естестве" и не может быть ни запятнана его действиями, ни испугана угрозой возмездия архонтов. Пневматическая свобода, однако, не просто предмет безразличного разрешения: через намеренное нарушение демиургических норм пневматик разрушает замысел архонтов и парадоксальным образом способствует работе  по спасению. Эта антиномическая безнравственность выражается более отчетливо, чем аскетическая версия, в нигилистическом элементе, содержащемся в гностическом акосмизме.

Даже читатель, незнакомый с предметом, сделает из предшествующего отвлечения вывод, что все вершины концептуализации гностической теории, достигнутые отдельными мыслителями, являются неразрывной мифологической сутью гностической мысли как таковой. Отдаленный от разреженной атмосферы философского размышления, он двигается в более плотную среду образности и персонификации. В следующих главах мы наполняем рамки нашего обобщенного сообщения материей гностической метафоры и мифа, а с другой стороны, представляем некоторые разработки этого базового понятия в спекулятивных системах мысли.

Ганс Йонас. Гностицизм (Гностическая религия). - СПб, "Лань", 1998. С. 46-63.

© "Упельсинкина страница" - www.upelsinka.com
Пользовательского поиска

Наши проекты:

Скандинавские древности

Современное религиоведение

Реклама:

Книги по теме:

Букинист

Другие издания:

OZON.ru

Реклама: