Упельсинкина страница
Религии

Верования джайнов

Джайны, как и буддисты, верят в то, что жизнь есть по сути страдание, и цель - освобождение от него. Но, если буддисты считают, что освобождение от оного достигается посредством правильного действия, то, по мнению джайнов, наиболее оптимальный способ - это аскеза и отстранение от деятельности.

Джайны не верят в существование творца мира. Творение подразумевает желание, желание же означает отсутствие чего-то, что свидетельствует о несовершенстве, В совершенном существе отсутствуют желание и стремление к какой-либо деятельности, и потому такому богу, который творит, а также требует повиновения или добивается почитания со стороны верующего, нет места в джайнской теологии. Вселенная существует сама по себе, и она неразрушима. Наличествуют, конечно, и боги, но они не лучше людей. О них мы отдельно поговорим ниже.

Философия джайнизма была вдохновлена системой атеистической санкхьи. В соответствии с воззрениями этой древней философской системы индийцев, Пуруша (Дух) и пракрити (материя) - единственные реалии этой вселенной. Джайны считают, что существует джива - бездействующая и пребывающая в покое более тонкая реальность и аджива - более плотная реальность. Дживы бесчисленны, и каждая из них обладает своей субстанцией (enity). Когда материя, являющаяся адживой, связывает дживу путами, это приводит к возникновению кармы, к деятельности или, говоря обыденным языком, - к жизни.

Как джива попадает в путы адживы без вмешательства третьей причины, нигде толково не объясняется. Джайны сознают этот недостаток их системы, но ни в малой степени этим фактом не огорчаются, поскольку весь смысл не в том, чтобы узнать, почему душа попала в рабство, но как освободить ее. Факт наличия цепей не ставится под сомнения, а потому в центре внимания находится вопрос, как разрубить эти цепи. Человек, дом которого загорелся, не тратит время на выяснение причин пожара, но старается как можно скорее потушить огонь.

Джайны - блестящие мастера по части разложения всего материала по полочкам и детализирования положений своей системы. Они изучили, проанализировали и классификировали все возможные типы джив и бесчисленные составные компоненты адживы. В этой работе нет возможости описать метафизику джайнов, которая является настоящей наукой.

Подобно буддистам и индусам, джайны придают большое значение закону кармы, который правит всей жизнью. Они считают перерождение души прямым следствием закона кармы. Человек, будучи, с одной стороны, рабом этого закона, с другой стороны - его господин, поскольку он может полностью освободиться от его цепей, следуя джайнскому пути жизни.

В понимании природы окончательного освобождения джайны существенно отличаются от буддистов. Буддийская нирвана в общем-то больше напоминает полное уничтожение или что-то похожее; а у джайнов освобожденная душа-джива сохраняет свою индивидуальность. Она стоит выше желания и деятельности, полна света, и уже никогда не может быть обманута адживой и вовлечена в в кармическую деятельность.

Существует несколько направлений в джайнизме; самыми важными из них являются шветамбары ("одетые в белые одежды") и дигамбары ("одетые сторонами света"). Разделение, видимо, существовало со времени самого Парасванатха, но личность и престиж ранних руководителей джайнской общины не давали возникнуть серьезному расколу. Однако к концу первого века н.э. раскольники-дигамбары отделились от основной общины.

Многочисленные различия между этими двумя направлениями не носят, тем не менее фундаментального характера. Основным поводом для противоречий является вопрос, во то одеваться. Дигамбары верят, что полное освобождение возможно лишь в состоянии абсолютной наготы. Этой идее следуют с такой буквальностью, что, даже если на чреслах святого - небольшой кусок ткани, считается, что ему никогда не достичь освобождения из-за того, что привязанность к этому лоскуту низводит его дживу вниз, в круговорот кармы. Кроме того, то, что он носит эту "одежду", говорит о наличии сознания стыда, а стыдиться самого себя может лишь грешник. Шветамбары, с другой стороны, считают, что белые одежды не препятствуют освобождению, и даже самый суровый подвижник может носить их.

История развития джайнской общины, биографии ее лидеров писались поэтому с двух разных точек зрения, согласно излюбленным концепциям отдельно взятой школы, и, следовательно, сильно отличались друг от друга. Например, дигамбары считают, что Махавира перестал носить одежду, получив посвящение, шветамбары же отрицают этот факт. Дигамбары считают необходимым накинуть им кусок ткани на чресла. Спор о том, был ли женат Махавира, нами уже обсуждался.

Важнейшей чертой джайнизма является его крайнее неприятие убийства живых существ (ахимса). Нанесения вреда живым существам (а по воззрениям джайнов, и растительное царство, и мертвая материя не столь уж лишены жизни, как может показаться) следует избегать во что бы то ни стало. Причем греховно не только преднамеренное, но и нечаянное убийство живых существ. Джайнское понимание метемпсихоза (перерождений) подразумевает возможность, что даже добродетельные смертные и боги могут переродиться в форме животных или растений, а потому убиение и нанесение вреда животным, насекомым, вплоть до вредителей, и любому росточку может привести к нанесению вреда более высоким существам, а этого следует избегать. Нелегко понять, каким образом возникшая в среде воинственных кшатриев религия могла придавать такое большое значение неубиению. И, возможно, из-за того, что ахимсе придавали такую исключительную важность, в конце концов, эта религия перестала пользоваться популярностью среди кшатриев.

Наложение абсолютного запрета на убиение живых существ не давало возможности большинству населения страны, занятому различными видами деятельности, принять джайнизм. В сельском хозяйстве необходима распашка земли плугом, вследствие которой погибают живущие в земле черви; никак не могли стать джайнами и рыбаки, не говоря уже о мясниках. Поэтому в основном джайнизм был доброжелательно принят в общинах торговцев, и сейчасэто в основном религия банкиров, ювелиров, клерков и ростовщиков.

Страх уничтожить чужую жизнь настолько глубоко укоренен в сознании джанов, что они не едят после заката солнца, чтобы не проглотить в темноте ненароком какую-нибудь букашку. Монахи покрывают рот маской, чтобы мошка не погибла, случайно залетев туда. Чем меньше человек ходит пешком, тем лучше для его души, поскольку он не будет наступать на насекомых во время ходьбы. А посему высшая добродетель - сидеть без движения и непрестанно поститься.

Томас П. Индия. Эпос, легенды, мифы / Пер. с англ. Н. Г. Краснодембская. - СПб.: Издательская группа “Евразия”, 2000. - 352с., ил. С. 293-300.
© "Упельсинкина страница" - www.upelsinka.com
Пользовательского поиска

Наши проекты:

Скандинавские древности

Современное религиоведение

Реклама:

Книги по теме:

Букинист

Другие издания:

OZON.ru

Реклама: