Упельсинкина страница
Религии

История джайнов

Возникновение джайнизма, как и буддизма, было вызвано к жизни разногласиями, существовавшими в брахманизме. Ритуалы и жертвоприношения, предписываемые в брахманах, позволили жрецам-брахманам занимать самую высокую ступени в обществе, чего кшатрии не очень-то желали терпеть. Будучи сословием воинов и правителей, кшатрии с трудом могли принять претензии жречества на их исключительное положение, однако, поскольку веды признавались непогрешимыми, брахманы как хранители традиции, интерпретаторы вед и ученые все-таки считались высшим классом. Поэтому кшатрии-джайны отвергали авторитет вед, что само собой незамедлительно ставило их вне границ индуизма.

Вардхамана, прозванный Махавирой, основатель джайнизма, принадлежал к царскому роду. Он был вторым сыном Сиддхартхи, вождя-кшатрии из княжества Вайшали в стране Видехе (Бихар). Он родился в городке Бесарх, который идентифицируется как поселение с тем же названием, расположенное рядом с Патной. Дата его рождения пока точно не установлена; шветамбары (одно из направлений джайнизма) считают, что он родился в 599 году до Рождества Христова, в то время как дигамбары (соперничающее с первым направление джайнизма) относят его рождение на шестьдесят лет раньше.

Вардхамана с ранних лет выказывал склонность к аскетической практике, и привлекал религиозный орден, основанный Парасванатхом, который не одобрял существовавшие в то время практики и которого джайны почитают как тиртханкару (“искатель брода”: о них речь пойдет в дальнейшем) - предшественника Махавиры. Согласно традиции шветамбаров, Вардхамана не желая оскорблять чувства родителей, женился, зажил жизнью домохозяина и не отрекался от мира вплоть до их смерти. Дигамбары, однако, считают, что он с самого начала следовал высшему зову и сохранял целибат.

Как бы то ни было, обе традиции соглашаются, что в возрасте тридцати лет он отрекся от мира и присоединился к монашескому ордену Парасванатха. Но жизнью странствующего монаха он жил недолго. Махавира решил, что дисциплина монахов недостаточно строга, и через год он ушел от них, чтобы странствовать в одиночку. В течение двенадцати лет скитальческой жизни он не задерживался ни в одной деревне более чем на одну ночь.

На тринадцатый год Вардхамана поселился в местечке под названием , бхака-грама неподалеку от холмов Парасванатха. Здесь он достиг кевала-джняны, “всеведения”, и его стали называть Джина - победитель кармы. Поэтому его последователи стали именоваться джайнами.

Он принял на себя роль учителя. Суть учения Махавиры заключается в том, что неважно кем и в какой касте родиться и что цель жизни - освобождение от пут кармы, которое достигается посредством праведной жизни и аскетических упражнений, и что величайший грех - нанесение вреда живым существам.

Хотя эти принципы не могли вызвать прямого отклика в воинственных душах кшатриев, отвержение Махавирой авторитета вед и главенствующего положения брахманов снискало их благоволение. Сам он, будучи кшатрием рождению, был связан множеством нитей с классом правителей. Да и для них учение человека, относящегося к их сословию, обладало большой степенью притягательности. За короткий срок Махавнра обрел огромное количество последователей - учеников, мужчин и женщин, среди которых были такие влиятельные персоны, как цари Магадхи, Праяги, Видехи, Каусамби, Чампапури, а также много знатных особ и мелких и крупных правителей.

В течение тридцати лет Махавира распространял учение джайнизма, а на семьдесят втором году жизни во время пребывания в Павапури (Патна) в качестве гостя царя Хастипалы великий индийский подвижник ушел из жизни, "оставшись наедине с самим собой, разрубив узы рождения, старости и смерти".

У Махавиры было два главных ученика - Госала и Гаутама Индрабхути. Первый жил с ним в течение шести лет, но потом пошел своим путем и создал свою собственную школу. Он отверг доктрину учителя и основал секту абсолютных фаталистов, которая, однако, не пережила его самого. В отличие от Госалы Гаутама был твердым и верным последователем учителя, и потому по смерти все руководство общиной легло на его плечи. Единственным его недостатком была привязанность к учителю, но он переборол ее в ночь кончины Махавиры, когда последний прогнал его от себя. После смерти Махавиры уже и он стал кевалином - всеведущим существом, и джайны почитают его как архата, существо, стоящее немного ниже тиртханкары.

Еще Саддхарма был влиятельным учеником Махавиры и достиг всеведения после Гаутамы. Он был обращенным в джайнизм брахманом, и по смерти Гаутамы стал руководителем общины. Все живущие в настоящее время монахи-джайны считают себя духовными преемниками Саддхармы. Дело в том, что еще во время пребывания Махавиры во главе общины он разделил всех монахов на несколько разрядов, возглавляемых разными лидерами. И лишь орден пятиста монахов под руководством Саддхармы сохранил непрерывность традиции, другие же не уцелели во чреве времени.

Махавира разделил всю общину джайнов на четыре тиртхи, или ордена: монахи, монахини, миряне-мужчины, миряне-женщины. Дисциплина для последних двух была, естественно, менее строгой, и они-то содержали монахов и монахинь, поскольку тем было запрещено заниматься какими-либо мирскими делами. Mонашеские общины жили на пожертвования мирян, старательно работая для достижения спасения, ведя жизнь странников или обитая в монастыре. Монахам, достигшим высоких степеней знания, было разрешено совершать религиозное самоубийство посредством голодания, но бессмысленные самоубийства порицались.

Позиции джайнизма особенно укрепились в восточной Индии, и великий император Чандрагупта Маурья был обращен в джайнизм. В течение последних лет правления этого великого монарха на его страну обрушился ужасный голод, и голодающее население было не в состоянии прокормить множество джайнских монахов. Поэтому под руководством Чандрагупты свершился исход джайнов в Южную Индию. Они стали распространять веру на юге, и местечко Шравана Белгола в Майсуре стало знаменитым центром джайнизма.

В лице обращенного в джайнизм внука императора Ашоки - Сампрати - религия обрела могущественного союзника. Сампрати, подобно своему прославленному деду, в душе своей был миссионером и свершил для джайнизма то, что Ашока - для буддизма. Под его талантливым руководством джайнизм распространился по всей Индии, а также был хорошо воспринят и в Афганистане. Центральная и западная Индия стали оплотом джайнизма, который при Сампрати стал даже более популярен, чем буддизм. Однако неразборчивая благотворительность с его стороны привела к тому, что порок проник в монастыри, и некоторые из монахов сочли более приятным для себя наслаждаться жизнью, вместо того чтобы следовать практике аскезы, Старый монах Хахагири, который был воспитан в более строгой атмосфере ранней традиции, пытался увещевать молодых беспечных товарищей, но они оставались безучастны к его уговорам, и старый пуританин покончил жизнь самоубийством.

Джайнизм сделался государственной религией Гуджарата при царе Кумарапале, обращенном в эту веру известным джайнским ученым Хемачандрой. Кумарапала запретил в своем царстве убиение животных и построил несколько храмов.

Во время подъема индуизма и последовавшего за ним изгнания буддизма из Индии для джайнизма также настали черные дни. Избегнуть судьбы буддизма ему помогло лишь то, что он пошел на некоторые уступки по отношеяию к брахманизму. Хотя джайнизм ушел из восточной Индии, своей родины, он еще процветал в западной Индии, где и сейчас живет большинство джайнов. В наши дни его последователями являются не воины и цари, а торговые сословия. Хотя число джайнов ничтожно мало сравнительно с числом последователей индуизма, но вследствие своего богатства и деловой хватки они чрезвычайно влиятельны. Особенностью современных джайнов явлется то, что, хотя у них участие брахманов в храмовых жертвоприношениях считается недопустимым, их приглашают, за плату, свершать отправление домашних обрядов. Возможно, это и было той уступкой, которая спасла джайнизм от полного исчезновения.

Джайнизм, однако, не был принят ни в какой другой стране, кроме Индии, хотя мы располагаем данными об отправке джайнских миссий за пределы Индии при царе Сампрати.

Томас П. Индия. Эпос, легенды, мифы / Пер. с англ. Н. Г. Краснодембская. - СПб.: Издательская группа “Евразия”, 2000. - 352с., ил. С. 293-300.
© "Упельсинкина страница" - www.upelsinka.com
Пользовательского поиска

Наши проекты:

Скандинавские древности

Современное религиоведение

Реклама:

Книги по теме:

Букинист

Другие издания:

OZON.ru

Реклама: