Упельсинкина страница
Религии


Население древнего Двуречья

Исконное население. Шумерская проблема

Происхождением жителей страны между двумя реками интересуется не только современная наука. Еще шумеров занимал вопрос об их происхождении; конечно, они отвечали на него в соответствии со своими религиозными представлениями и в пределах своих знаний. Одна из древнейших шумерских легенд рассказывает о сотворении первого человека из глины по совету мудрого бога Энки. Так боги создали существо, которое должно было работать за них и на них. Сначала это существо было очень примитивным. Только после нового вмешательства богов ему были ниспосланы дары культуры, прежде всего искусство письма. Из этой же легенды мы узнаем, что взоры этих людей были обращены на восток, где находилась священная гора богов. Возможно, что в этом кроются смутные воспоминания об исконной горной родине шумеров где-то на востоке от их новых поселений.

Для решения вопроса о происхождении шумеров у нас до сих пор нет прочной научной базы. На основании данных антропологии и лингвистики также нельзя определить их расовую принадлежность. В последнее время указывают на некоторое родство шумерского языка с дравидийскими языками южной Индии. Явное сходство находок в Мохенджо-Даро и Хараппе на нижнем течении Инда с шумерскими находками в южном Двуречье также может говорить в пользу этого предположения. В самое последнее время было высказано мнение, что прародиной шумеров можно считать западную область Индокитая. Далее встает вопрос — как шумеры добрались до Месопотамии, по морю или через южные области современного Ирана? В пользу второго предположения могло бы говорить определенное родство культур Шумера и Элама, страны на юго-западной окраине Иранского нагорья, смежной с Двуречьем. Однако у нас нет убедительных доказательств, что родина шумеров, которой они сами считают страну, называемую ими Мелухха, была действительно в Индии. Некоторые исследователи отождествляют Мелухху даже с Эфиопией, другие ищут прародину шумеров в Закавказье у Каспийского моря. Вопрос, какую территорию следует подразумевать под часто упоминаемым в шумерских источниках Дильмуном, все еще остается открытым. Как мы увидим несколько позже, шумеры называют в своих сказаниях Дильмун раем первых людей. С. Кремер в последнее время высказал предположение, что Дильмун следует искать в области р. Инда (а не отождествлять с о. Бахрейном, как это делалось до сих пор). В качестве доказательства этой гипотезы Кремер ссылается на шумерские административные и торговые документы, в которых Дильмун называется страной, откуда в Шумер привозилась слоновая кость, и на шумерский эпос, в котором Дильмун называется страной, «откуда выходит солнце», что можно отнести скорее к бассейу р. Инда, чем к о. Бахрейну.

Нелегко установить, когда шумеры попали в области южного Двуречья. Археологические находки говорят о резком культурном скачке, имевшем здесь место во второй половине IV тысячелетия. Его объясняют приходом нового, энергичного и стоящего на высоком уровне развития населения; можно предполагать, что это уже были шумеры. Первые признаки их присутствия были обнаружены при обследовании самой южной части Двуречья, города Эриду. Отсюда шумерская культура распространилась в направлении, обратном течениям Евфрата и Тигра и наложила свой отпечаток на обширные области между двумя реками почти на три тысячи лет. Путь шумерской культуры ведет из Эриду к Уруку, Уру, Лагашу, Шуруппаку, Адабу, Ниппуру, Кишу; ее влияние заметно и дальше на севере, в Мари и даже в Ашшуре.

Дошумерское население

Многие географические названия, которыми пользовались шумеры (например, Буранун /Евфрат/, Идигна /Тигр/, как и названия некоторых городов — Киш, Ниппур, Ур), не шумерского происхождения. Шумерологи считают теперь дошумерскими также те слова, которыми называли пастуха, крестьянина, рыбака, кузнеца, плотника, гончара, ткача и, вероятно, также купца. Это свидетельствует о том, что шумеры пришли уже на заселенную территорию. У нас нет ни прямых, ни косвенных письменных документов, которые сообщили бы нам название дошумерского населения южного Двуречья, однако на основании археологических находок мы можем полагать, что оно стояло на высокой ступени сельскохозяйственной культуры. Это население считало шумеров пришельцами и оказывало им упорное сопротивление. Даже в некоторых шумерских эпических произведениях сохранились отголоски этой борьбы. Начало шумерского проникновения в южное Двуречье можно отнести к концу IV и началу III тысячелетия до н. э. Таким образом, можно предположить, что шумеры переселились на новую родину не сразу, а овладевали новыми областями постепенно, отдельными волнами.

С. И. Кремер — весьма гипотетически — назвал дошумерское население и его язык убаидскими по наименованию населенного пункта в южном Двуречье, где были найдены предметы материальной культуры этого народа. По мнению Кремера, из их языка были заимствованы шумерами и приведенные выше слова и выражения. Это убаидское население, существованию, языку и религиозным воззрениям которого угрожала опасность со стороны шумеров, покинуло свою родину в Двуречье и переселилось в Индию, где и создало культуру бассейна реки Инда. Развитие городов этой области многие археологи считают результатом «культурной революции», которую следует отнести приблизительно к 2800 г. до н. э., когда в Индию вторгся какой-то чуждый народ. В это же время и в Двуречье существует высокоразвитая цивилизация с городской архитектурой, пиктографическими документами, разветвленными торговыми связами и культом божества вод. Носителем этой цивилизации было, по-видимому, убаидское население. Но пока не будет расшифровано множество найденных при раскопках городов в бассейне Инда письменных документов, часто написанных на двух языках, эти взгляды не могут выйти за границы гипотезы.

Населению, на которое натолкнулись шумеры при своем проникновении в долины Евфрата и Тигра и которое занималось, главным образом, сельским хозяйством, предшествовало в V и IV тысячелетиях менее многочисленное население, первоначально жившее еще охотой и рыбной ловлей. Имеются доказательства существования уже в начале IV тысячелетия гончарного дела и ткачества. Орудия изготовлялись преимущественно из камня. Мы не знаем ни языка, ни религиозных представлений этого населения. Нам известно лишь то, что оно закапывало своих умерших в землю; возможно, это представляло собою определенный ритуальный акт.

Несемитское шумерское и семитское аккадское население

Следующим вопросом был вопрос временного приоритета шумеров или аккадцев на месопотамской земле. В настоящее время принято считать, что исконное население, на которое здесь натолкнулись шумеры, принадлежало к семитическим племенам. Когда шумеры осели в Двуречье, семиты удержали в северной части страны свое преобладание. Новые мощные волны кочевников-семитов шли в Двуречье из западных степей и пустынь и положили конец обособленной политической и этнической жизни шумеров, не уничтожив, однако, их культуры. Наряду с аккадским языком в качестве разговорного и официального языка в Двуречье продолжал жить и шумерский как язык литературных памятников, науки, школ и богослужений, пока вся клинописная культура не погибла под напором арамеев, персов и греков (в I в. до н. э.).

Таким образом, несемитов-шумеров и семитов-аккадцев, то-есть вавилонян и ассирийцев мы можем считать протагонистами на месопотамской сцене. Кроме них здесь были и другие этнические группы, которых привлекало растущее благосостояние страны. Одни были отражены, другим удалось проникнуть в страну и обосноваться в ней. Они приспособились к новой среде и попали под влияние более высокой местной культуры. В начале XXII века до н. э. с северо-восточных гор Загра пришли гутеи (кутии), скотоводческие племена этнически, вероятно, близкие эламитам. Они захватили вавилонскую равнину и почти на 150 лет овладели всей Вавилонией. Позже шумеры снова стали хозяевами страны, но в начале II тысячелетия были поглощены мощной волной западных семитов-амореев, которые затем быстро положили конец и влиянию эламитов в южной Вавилонии. В падение Шумера внесли свой вклад и субарейцы, племена не шумерского, но и не семитского происхождения, которые, по-видимому, жили в северной Месопотамии с незапамятных времен.

Амореи, в частности, основали в Вавилонии и знаменитую династию, важнейший из представителей которой, Хаммурапи, подавил сопротивление эламитов в южном Двуречье и установил власть семитов во всей стране. Во время правления его более слабых преемников эта власть была подорвана. С севера, из Сирии, начинают проникать хурриты, с востока касситы — сначала в поисках средств к существованию, а затем с целью завоевать страну.

Борьба семитских и несемитских племен за Месопотамию

Проникновение новых волн несемитских племен в Месопотамию — это лишь одно звено в цепи великого переселения индоевропейского населения. Из Малой Азии проникали хетты, которые во главе с Мурсили I двигались к бассейну Евфрата, заняли территорию, населенную хурритами, и во второй половине XVI в. до н. э. овладели Вавилоном. Хетты, правда, покинули Двуречье, но вместо них в него вторглись касситы из горных областей Загра (как полагают в последнее время, из областей, расположенных в верхнем и среднем течении Евфрата). Свыше четырех столетий они были хозяевами Вавилонии, но наконец слились с местными семитами, восприняв их язык и культуру. В это время аккадский язык стал даже дипломатическим языком всей Передней Азии.

Между тем окрепли и северные соседи Вавилонии, ассирийцы, которым в первой половине I тысячелетия до н. э. удалось овладеть почти всей Передней Азией, а на известное время даже и Египтом. Следствием военных успехов был приток в Ассирию множества военнопленных, так что на месопотамской земле оказываются одновременно урарты, скифы, киммерийцы и многие другие народности и племена. Огромную роль, особенно в период роста ассирийской державы в XV и XIV вв. до н. э., играли митаннийцы. Их цивилизация, в своей основе хурритская, но подвергшаяся воздействию арийцей и семитов (амореев и вавилонян), оказывала большое влияние на ассирийцев. Немалую роль играло и множество иностранных купцов, посещавших месопотамские рынки.

Еще более сильное влияние, особенно в области культуры, оказывали на Двуречье в конце II тысячелетия до н. э. семиты-арамеи. Из своих поселений в Сирии и из соседних областей они проникали не только в Палестину, но и в Месопотамию по верхнему и среднему течению Евфрата. С первой половины I тысячелетия до н. э. уже можно проследить растущую арамеизацию страны. Впоследствии арамейский язык вытеснил не только аккадский язык, но и типичную глиняную табличку, которая была заменена пергаментом и папирусом.

Но и арамейцы не были последними жителями древнего Двуречья. Ассирия становится добычей мидян, которые с помощью вавилонян в конце VII в. утверждают свою власть в стране. Вавилоняне, освободившись от господства ассирийцев, пережили еще краткий период возрождения. В это последнее столетие вавилонской независимости два раза имело место перемещение палестинских евреев в Вавилон. Евреям Вавилон казался огромным торговым городом и базаром, где встречались и смешивались представители самых различных рас и народов. Библейское сказание о смешении языков «у вавилонской башни», таким образом, полностью отвечало той обстановке, которую застали здесь сами евреи.

Конец самостоятельности Вавилонии положили персы в 539 г. до н. э. Но персидское господство в Двуречье не означало гибели местного семитского населения, а вело к его смешению с арийцами.

Дары природы Двуречья и его ключевые позиции в Передней Азии продолжали привлекать и другие народы. Персы отступили перед великим завоевателем Александром Македонским, который в 331 г. до н. э. вошел со своими войсками в Вавилон. Преждевременная смерть не позволила ему превратить Вавилон в столицу своей мировой империи. Споры между его преемниками подготовили путь парфянам, которые проникли в Двуречье с соседнего Иранского нагорья. Однако неуживчивость между ними и персами привела к новому столкновению, из которого персы вышли победителями и под руководством Сасанидов присоединили Вавилонию к своей империи. Новая граница была очень неспокойной. С переменным счастьем ее пытались проломить сначала римляне, а затем византийцы.

Арабы в Месопотамии. Образование Ирака

Наконец в стране, опустошенной столькими войнами, появляются арабы. В 637 г. н. э. страной с древними семитскими традициями снова овладевает семитский народ, который распространяет здесь идеи новой религии — ислама. В 762 г. н. э. халиф Мансур из династии Аббасидов приказывает построить на среднем течении Тигра в том месте, где когда-то находилась ассирийская крепость, новую столицу — Багдад. С того времени, если не считать несколько мелких эпизодов, Багдад до сих пор является столицей Ирака. Значение бывшей столицы Вавилона и построенной греками Селевкии, а также парфянского города Ктесифона окончательно сошло на нет. В этих местах под властью верхушечных слоев греков или персов жило множество мелких хозяев и производителей, которые были уже полностью арамеизированы и которые могли считать своими предками древних вавилонян, ассирийцев или эламитов. Месопотамия получает также новое название — Эль-Ирак-эль-Араби — в отличие от соседнего Ирака, персидского.

Господство арабов в Ираке не было непрерывным. Во время правления знаменитого халифа Харун-ар-Рашида (786 — 809 гг.) Багдад превратился в город, население которого насчитывало свыше миллиона человек, и достиг необычайно высокого экономического и культурного уровня. Его благосостояние привлекало соседей. Преемники Харун-ар-Рашида были халифами скорее лишь по имени, в действительности же власть находилась в руках турецких султанов. Во время нашествия монголов в 1258 г. Багдад был разграблен. Подобная судьба постигла этот город в 1393 г., когда грозный татарский хан Тамерлан уничтожил здесь большинство населения. Кроме того, он разорил всю страну и разрушил сеть ее каналов, так что она могла воскреснуть к новой жизни лишь в XVI в. В этот период в Багдаде было всего 15 000 жителей. Но и еще одно обстоятельство вызвало упадок благосостояния страны: засоление ее почвы.

Позже шла борьба за территорию Ирака между турками--османами и персами. В 1638 г. туркам удалось занять Багдад и обосноваться в стране почти на три столетия. В начале XIX в. появился новый претендент на Ирак: Англия. В то время под английским суверенитетом уже находилась Индия с побережьем Персидского залива. Для Англии Ирак означал кратчайший путь в Персию и в Индию. Равно и Наполеон пытался — по стопам Александра Македонского — добраться до берегов Инда. Поражение, которое ему нанесли англичане навсегда похоронило его смелые планы.

Когда в 1839г. англичане прочно обосновались в Адене их интерес к Ираку возрос. Новым магнитом была нефть сначала персидская, а затем и иракская. Наиболее целесообразным путем к достижению своих целей англичане считал* поддержку арабского освободительного движения в Ираке против турок. Когда во время первой мировой войны Турцш присоединилась к враждебному лагерю, Англия, использова! создавшуюся обстановку, объявила ей войну. Сосредоточш в Ираке значительную армию, она захватила Багдад и нефтяной центр Мосул. После первой мировой войны Ирак стал английской мандатной территорией, и только в 1932 г. был с создано формально независимое королевство, находившееся, конечно, полностью под влиянием Британской империи В 1958 г. народная революция свергла короля. Была объявлена независимая Иракская республика. С этого времени в жизни арабского населения этой страны начинается новая глава.


Йозеф Клима. Общество и культура Древнего Двуречья. Прага, 1967. С. 24-32.

© "Упельсинкина страница" - www.upelsinka.com
Пользовательского поиска

Наши проекты:

Скандинавские древности

Современное религиоведение

Реклама:

Книги по теме:

Букинист

Другие издания:

OZON.ru

Реклама: